Премьера грустной комедии с аншлагом прошла в минувшие выходные. Режиссер-постановщик, выпускник режиссерского курса ГИТИСа, екатеринбуржец Илья Ротенберг знаком саратовцам по недавней юбилейной премьере «Все будет хорошо». 

Если в первой постановке Илья отразил свои впечатления от знакомства с театром и с его историей, то в своей второй работе взялся за классику. Фундаментальность и традиции саратовской сцены вдохновили режиссер на этот смелый поступок, а что из этого вышло - решать зрителям.

Одна из самых популярных чеховских пьес «Дядя Ваня» или «Сцены из деревенской жизни» наравне с «Чайкой» является театральным хитом.  Юмор и бесконечный лиризм, тонкий подтекст, естественность диалогов и внимание к деталям – все это Чехов. «Дядю Ваню» ставили десятки раз, как в ведущих столичных театрах, так и в провинции и даже за рубежом. Не так давно пьесу играли и в саратовской драме, а теперь воплотили в ТЮЗе. Первое впечатление от тюзовской премьеры - это удачные декорации. Авторам удалось максимально достоверно передать атмосферу запустения дворянской усадьбы с помощью больших окон, белых слегка обшарпанных стен, щебетания птиц и прочей деревенской романтики. Все это подкупает с первых минут и настраивает на приятные эмоции. Определенные ноты восприятия вносит музыкальная тема. Первое появление отставного профессора Серебрякова и его супруги Елены Андреевны символически сопровождается тревожными звуками. Довольно энергичным и ярким в  роли Астрова выглядит Алексей Карабанов. Кстати, в Драме аналогичную роль, будучи примерно в таком же возрасте играл Игорь Баголей. В Астрове Карабанова очень много от самого Чехова - того периода, когда он писал "Дядю Ваню".

В отличие от «Дяди Вани» в Драме костюмы тюзовская версия имеет более классический вид. Режиссер предпочел традиционную расстановку акцентов на женских образах пьесы, при этом все персонажи одеваются и говорят в стиле своей эпохи. В работе над костюмами постаралась художник-постановщик из Санкт-Петербурга Наталья Зубович. Над светом поработал Тарас Михалевский, известный саратовским зрителям по нашумевшей гоголевской феерии «Майская ночь» и сказке «Последней папа». 

Роль профессорской жены досталась Виктории Самохиной. Ее героиня носит белый брючный костюм и по внешнему виду так же холодна, как и чеховская Елена Андреевна. Заподозрить ее симпатию к Астрову вначале очень сложно. Внутреннюю сущность актрисы нарушает сцена с Соней, в которой жена профессора признает бессмысленность своего существования. Роль красивого приложения к старому и больному мужу на самом деле ее не устраивает. Отлично играет своего персонажа Валерий Емельянов. Его искренние стенания и оханья в выборе между ревматизмом или подагрой притягивают взгляд и заставляют верить ему. Гармонична в роли Сони Ирина Протасова. Особенно актрисе удается сцена с откупориванием бутылки вина. Когда хрупкая девушка неожиданно разбивает бутылку, выдыхает весь зал.

Ну и конечно, сам дядя Ваня, в честь которого названа пьеса. Для большинства советских режиссеров этот долго ассоциировался с образом, который воплотил в кино благородный  и даже величественный Олег Басилашвили. Ротенберг развинчивает стереотипы. Дядя Ваня в исполнении Алексея Ротачкова вызывает сострадание, жалость и грусть одновременно. Если в Астрове много от самого Чехова, то в дяде Ване улавливаются черты чеховских братьев, один из которых все время выходил из запоя и лечился. К слову, это вторая знаковая роль Ротачкова за последние полгода. В конце прошлого сезона он блеснул в образе Кисы Воробьянинова в «Двенадцати стульях». Не забыл режиссер и о старой тюзовской гвардии. Мать дяди Вани, вдову Войницкую сыграла Тамара Лыкова, а обедневшего помещика Телегина - Александр Федоров. В образе старушки Няни с трудом угадывается Тамара  Цихан. Добавим, что спектакль рекомендован для зрителей старше 15 лет.

 

 

 

 

You have no rights to post comments